Пресса

Интервью

Интервью Алана Уайлдера сайту Recoil19.net

21.08.2010

ПРОЛОГ

Ну, второе интервью…

Изначально я собирался  посетить A Strange Hour 19 марта в знаменитой Hansa Tonstudios вместе с друзьями с форума DepMod. Все было заранее распланировано, но за неделю до события я получил  неожиданное приглашения провести интервью, так как событие в Берлине обещало быть особенным. Так что, пришлось перекроить планы на берлинскую поездку…

Я чуть не пропустил  интервью из-за того что почти опоздал!

Я приехал в Берлин около полудня, и у меня оставалось еще свободное время, так как  интервью было запланировано на 17:30-18:00. Я немного погулял по центру Берлина, рассматривая достопримечательности и наслаждаясь первым настоящим днем весны. Теплая и солнечная погода! Отлично!

Позже я направился в гостиницу, чтобы подготовиться  к интервью.

Я совсем не рассчитал  время на дорогу до отеля Lux возле  Александерплатц , к тому же мне еще  пришлось долго ждать поезда!

Стоя в метро, я  решил, что выйду на другой остановке, по карте она казалась ближе к  отелю, чем Александерплатц.

Я вышел на этой остановке и оказался на перекрестке без единого указателя. Оставалось всего 5 минут! Я спросил пару человек, как пройти на нужную мне улицу, но никто не знал. Странно! Не может быть такого!

Я увидел такси и  спросил водителя, который, к счастью, знал и указал мне правильное направление.

Я побежал со всех ног и оказался в отеле ровно ко времени, совсем обессиленный. Пол, пресс-агент по интервью, уже ждал меня там и ухмыльнулся, увидев меня в таком состоянии. Он показал мне как пройти в ресторан-бар, где сидели Алан и Бритт.

Оба тоже улыбнулись, увидев задыхающегося меня.

Алан произнес что-то вроде «присядь, выпей воды». К  счастью я был последним в  списке на интервью, так что Алан дал мне понять, что спешить  не к чему.

Мы присели в  тихом уголке и отлично поговорили с ним в очередной раз, а Бритт в это время проверяла, что новенького в интернете на своем ноутбуке.

ИНТЕРВЬЮ

Один вопрос, который  уже довольно продолжительное время  мучает меня - почему Вы выбрали название Recoil для своего сольного проекта? Какая  история стоит за всем этим?

АУ: Я, если честно, не помню! (улыбается)

Я никогда не слышал и даже не читал об этом!

АУ: Кто-то спрашивал  у меня то же самое вчера. Я даже не знаю, что ответить. Просто слово  хорошо звучало. И, вообще-то, значение слова достаточно уместно. Оно значит что-то типа ответа на огонь, в смысле откат, отскакивание. Это и есть - recoil. Что-то вроде реакции. Мне показалось, что хорошо, когда музыка вызывает реакцию. Поэтому я и выбрал его. Хотя мне нравится и просто само звучание слова.

Хорошо, тогда давайте немного поговорим о турне. Два выступления состоялись в Испании - как все прошло? Все ли получилось?

АУ: Все сложилось  удачно, к счастью. И публика была отличной. И качество звука и видеоэкрана  были на высоте в Барселоне, и немного  хуже в Мадриде, где нам досталась странная площадка, на которой к тому же экран был меньше. Фильм требует действительно большого экрана, чтобы произвести должное впечатление. По личным ощущениям, мне не удалось в полной мере насладиться первым выступлением, просто потому, что я чувствовал себя неуверенно и некомфортно. Второе выступление прошло приятнее, я решил просто отдаться процессу и не обращать внимания на публику, которая кричала "вернись в Depeche Mode" - это не то, что бы мне хотелось услышать на собственном выступлении. Но, в общем, публика реагировала приятно. А потом, когда вспоминаешь, что мы - не рок-группа, становится странно находиться на одной сцене с Nitzer Ebb, они больше выступают на рок-сценах. А теперь, сначала - выступление Nitzer Ebb, а затем - Recoil. Наше шоу - это нечто иное, что-то вроде арт-инсталляции, презентации, которая требует особой площадки и совершенно другого подхода. Это не рок-шоу.

Участвовали ли Вы в выборе площадок? Шоу в Hansa Tonstudios, церкви Altona - это предложения концертных агентств?

АУ: В Испании - да, это были предложенные агентствами площадки. Это сложно - не в каждом городе есть идеальная площадка, свободная в нужное время. Так, что каждый раз разная обстановка. Но, мне кажется, это делает каждое шоу интереснее, никогда не знаешь чего ждать. Мы пытаемся сделать каждое шоу особенным, но иногда сама обстановка помогает в этом. Hansa Tonstudios изначально обещала быть замечательным местом для подобного шоу, как и площадка в Гамбурге и еще несколько мест. Цюрих мог бы стать отличной площадкой.

Я был удивлен, что Hansa Tonstudios можеть стать площадкой  для концерта!

АУ: Я тоже! Мы были там на Рождество, и Деннис (Бурмейстер) пригласил нас, только тогда я  и осознал! Многие подтвердили: "Да, Вы можете организовать шоу здесь!". Действительно, идеальная площадка.

Замечательно! В прошлом  году мы были здесь на специальном  вечере Depeche Mode. И когда мы пришли в студию, тут проходил некий семинар  с использованием видеопроекций. Мы прервали семинаристов, и они пошли  пропустить по паре стаканчиков, чтобы не мешать нам. Тогда я понял, что студия - прекрасное место для проведения семинаров. Но я никогда не задумывался о концертах!

АУ: Я надеюсь, что  мы заявили об этом достаточно громко! Думаю, они были рады нашему шоу, это  историческое место. Вся эта публичность и история с Depeche Mode - полезно для студии. И для нас, конечно же, это очень интересное место с особой атмосферой - мы уже говорили об этом.

Идея турне была предложением Mute или Вашей инициативой?

АУ: Это была  истинно  моя идея, потому что мне хотелось прорекламировать проект, но, с другой стороны, я не мог просто показаться где-нибудь и снова пожать всем руки. Это и явилось отправной точкой. Нам необходимо было что-то другое, и мы решились на турне. То, что мы делаем - представляем длинный ремикс на площадке, надеясь, что он сработает. Так и есть. Играем пару вещей вживую, добавляем живые эффекты, но, в общем, это заранее приготовленная презентация.

Как долго пришлось работать над концепцией и сетом?

АУ: Три месяца. И еще создание фильмов, тоже сложная работа.

Кто работал над  ними?

АУ: Что-то сделал Игорь (Дворски), Дмитрий (Семенов) снял видео  для Allelujah, еще Стив Фабиан и Марчелло фон Шварц, которого вы не знаете, он - аргентинец, снял фильм, в котором  использовал музыку Recoil, и мы попросили часть видеоматериала взамен. Так что, четыре человека работали над фильмами. Но основную часть работы сделал Игорь. Да и Дмитрий поработал на славу.

Я читал, что Игорь  собирается сделать концертное видео с выступления в церкви Altona.

АУ: Он будет здесь завтра. Он присутствует на многих шоу. Нам нужна его помощь, чтобы убедиться в правильной работе видеопроекций.

Есть ли планы по релизу этого видео или его дальнейшему использованию?

АУ: Будет выпущен бокс-сет, в который и будут включены видеопроекции.

А сет?

АУ: И он тоже. А  материал, отснятый в Гамбурге - мы еще не знаем, что с ним будет. Может, используем в каком-нибудь документальном фильме. Не решили еще.

Мне кажется, полезно  иметь Пола (Кендалла) в команде, так как у него уже есть опыт подобных выступлений - с Оливией Лувел и Андреем Самсоновым.

АУ: Да, точно. Я бы не назвал это диджеингом, хотя это  по сути та же система с ноутбуками, но мы, во всяком случае, делаем оригинальную музыку!

Заметили ли Вы какую-то особую реакцию публики на отдельные части сета?

АУ: Я сильно нервничал  и старался сконцентрироваться на самом  процессе, так что почти не смотрел  на публику. Я как-то стеснялся смотреть на них. Да и в музыке нет пауз - это цельный сет, так что им было сложно выбрать момент для аплодисментов или какой-то реакции. Сложно сказать. Конечно, была пара моментов, когда они аплодировали или как-то реагировали. Люди больше поглощены прослушиванием, а не реагированием, мне кажется. Что немного странно для меня, так как я привык, что на концертах Depeche Mode публика сходит с ума. А сейчас я наблюдаю тихо слушающую публику. Но если звучит и смотрится хорошо, значит должно работать.

В какие моменты  Вы особенно нервничали, после такого долгого отсутствия живых выступлений? Что изменилось с тех пор?

АУ: Главная проблема была в том, что я не знал, что  делать в некоторые моменты. Гораздо  лучше, когда есть чем заняться. Когда  я играл на ударных - это было отлично, потому что я  мог полностью  сконцентрироваться. А когда делать нечего, я себя глупо чувствую.

Я видел ролики на YouTube, проекции в паре с музыкой  хорошо сработали.

АУ: Я думаю, что  лучше, когда люди знают, чего ожидать, а чего - нет. А если они ожидают  большого живого выступления, то будут  расстроены.

Все ожидали чего-то особенного от Вас с Полом, никто не думал, что Вы просто вставите диск и запустите сет.

АУ: Да.

Давайте поговорим  немного об альбоме Selected. Вы говорили, что Mute предложили Вам идею в прошлом  году. Вы удивились?

АУ: Да, немного. Но с  другой стороны мы не делали ничего подобного, и проекту уже 25 лет, так что самое время. Приятно, что они заинтересованы в такой работе. Да и проект достаточно открытый. Нет хит-синглов или подобных вещей, о которых стоило бы беспокоиться, необходимо было просто создать что-то достойно звучащее. Занятно просто свести пару треков интересным способом и затем снова послушать оригиналы. Такие вещи помогают проекту держаться на плаву и привлечь больше слушателей. В этом и состоит идея сборников типа "Best Of" - привлечь людей, которые не станут покупать альбомы, но, возможно, купят сборник.

Когда я впервые  услышал о сборнике, то просто не мог поверить. Я слушал альбомы, и  каждый из них является единым целым. Отобрать несколько треков и соединить их в сборник, не казалось хорошей идеей для меня.

АУ: Разве? Должно быть, ты еще не слышал сборник.

Я знаком с треками! Но коллекция - отличная...

АУ: Он отличная и  потому, что в нее включены не только старые, но и новые ремиксы. И, опять же, сборник должен представлять собой единое целое, чтобы быть более интересным для Вас. Первый диск, в действительности для тех людей, кто не достаточно знаком с проектом. Второй диск для таких, как Вы, знакомых с ним. А также специальный бокс-сет для фанатов - с мегамиксом - он дорогой, но стоит того. Люди жаловались о стоимости доставки. Я спросил Роберта (Шиллинга) об этом, и он ответил, что высокая цена объясняется способом доставки - посредством курьера. Он рассказал мне о том, что случалось, когда Mute пользовались стандартной почтой - было много проблем и жалоб, люди просто не получали посылки. И в этот раз они хотели быть уверенными в том, что все будет доставлено в должном состоянии, но это стоит дороже.

Но проблема не в  этом. С тех пор, как Mute Bank перешел  на Recordstore, качество упаковки значительно снизилось. Проблема не в том, что посылки не доставляют. Их доставляют, но вы открываете пакет и видите мусор. Обидно!

АУ: Конечно! Возможно, в этом и есть причина выбора такого способа доставки. Но они не выигрывают от этого - люди жалуются и не знают  ответа. Это очень дорогой способ доставки, который отпугнет многих людей.

Да, и, по-моему, самый  дешевый тариф вне Великобритании 39 фунтов, а в России - 60 или 70 фунтов!

АУ: Ужас!

Многие просто говорят "Я бы с удовольствием купил  бокс-сет, но доставка слишком дорога, так что меня это не интересует". Досадно. Хотя анонс бокс-сетов был неожиданным, ведь изначально были объявлены только двухдисковые версии. Планировались ли бокс-сеты с самого начала?

АУ: Нет.

Были ли споры  с Mute о форматах?

АУ: Mute сразу заявили, что это низкобюджетный проект. Мы только быстро сделаем сборник, в  основном для обычной продажи  и привлечения новых слушателей. И мы поняли, что все проекты Recoil, над которыми мы когда-либо работали, выполнены на особом уровне качества, которого нам бы хотелось достичь и сейчас. И случилось так, что звукозаписывающие компании осознали, что можно получать прибыль от продаж специальных изданий альбомов. Воскликнули "Ах!" и выпуск таких изданий стал новым трендом. И все счастливы. Артист счастлив, потому что получает желаемое. Слушатели получают право выбора. Звукозаписывающая компания получает прибыль. Так что все понимают, что наличие разных форматов - это хорошо. Вроде машины с дополнительными опциями или без них. Вы предлагаете опции, а люди выбирают то, что хотят и могут себе позволить.

Это был как раз  один из моих вопросов. Я помню Вашу статью "Музыка для масс – думаю, нет". В качестве примера вы привели Магне Фурухольмена из A-Ha, который выпустил ограниченным изданием альбом с обложками ручной работы. Кажется, как Вы и сказали, звукозаписывающие компании изменили свою политику. Есть куча преданных фанатов, готовых купить такие вещи.

АУ: Точно! Я хочу сказать, что я был удивлен, когда Mute заявили о желании выпустить четыре виниловых пластинки! Винил?!? Вы же знаете, мне всегда приходится выпрашивать винил! А теперь они приходят и сообщают: "Мы хотим выпустить винил! Четыре пластинки! В боксе!". (потрясен) Я подумал, что это уж слишком. Но затем мне объяснили, что собираются выпустить небольшую партию. Продашь ее - и все окупится. А если будет дополнительная прибыль, то все будут тем более счастливы. Идеально для нашего времени.

Вы говорили, что  Вам пришлось отправить оригинальные записи на ремастеринг. Мне всегда казалось, что все записи хранятся в едином центральном хранилище...

АУ: ...так и есть!

Где-то на складах Mute?

АУ: Вообще-то они используют хранилище Abbey Road, и большинство записей хранится там. Существует некая система, и компания теоретически знает, где находятся записи, хотя требуется порой длительное время для того, чтобы их найти. Но за годы система улучшилась. Раньше можно долго было искать некоторые вещи, и даже их не найти. Сейчас дела обстоят гораздо лучше, хотя некоторые оригинальные записи до сих приходится долго искать. Проблема скорее в том, чтобы выяснить, что же написано на коробках, ведь каждая студия, каждый оператор используют свои системы обозначения. И спустя пару лет задаешься вопросом: "Что же это значит?" Непонятно, что же там написано, то ли -4dB, то ли еще что. Так что необходимо достаточно долгое время, чтобы расшифровать надписи, и узнать что же там, тогда и сможешь сказать: "Вот эта запись!". Только тогда мы получаем пленку на руки, отправляем пропекать, проверяем играет ли она, делаем цифровую копию и слушаем. Это долгий, но и интересный процесс, к тому же занятно послушать что-то вновь и почувствовать разницу. Обычно, заканчивая альбом, Вы записываете его на полудюймовую пленку и, возможно, еще на DAT, но не доверяете пленке. Так как, пленка звучит по-другому. То, что Вы записываете на пленку, и то, что слышите потом - разные вещи. Обычно, это раздражает. Прослушивая пленку снова спустя несколько лет, понимаешь, что тебе все нравится. Пленка звучит по-другому, но добавляет нечто хорошее. Звук становится шире, бас приобретает приятную компрессию, иногда звучит глубже. В любом случае, мы прослушали записи и решили, что они звучат очень хорошо.

Вы подвергли ремастерингу только треки, вошедшие в Selected или целиком альбомы, начиная с Bloodline?

АУ: Нет, только треки, необходимые для сборника. Ремастеринг - достаточно дорогая вещь, и требует  много времени.

Я думал, раз уж все  равно у Вас на руках оказались  все записи...

АУ: Я понимаю. Но все же это долгая работа.

Второй диск включает ремиксы - старые, что Вы сделали вместе с Полом, и новые. Мне всегда нравились ремиксы Poison Dub, Filthy Dog Mix, Punished Mix с потрясающими струнными партиями. Нравится ли Вам делать ремиксы, или это просто неотъемлемая часть работы?

АУ: Нет, мне, в общем-то, нравится. Если трек хорош, то с ним приятно работать. Часто, работая над ремиксом, ты освобождаешь свой разум. У тебя уже есть версия, и теперь ты можешь сделать что-то более радикальное. Делая ремиксы, испытываешь меньшее давление. Поэтому мне нравится делать ремиксы. И, мне кажется, те, что мы сделали с Полом - лучшие.

Есть ли еще люди желающие сделать ремикс и предлагающие свою помощь?

АУ: Ну, многие фанаты спрашивают: "А можно я сделаю ремикс для Вас?". Немногие люди, приходившие ко мне, сделали что-то более интересное, чем просто изъявили желание. Давид Росси сделал хорошую струнную версию, Nitzer Ebb тоже сделали ремикс. Всегда приятно с ними работать. Бон сделал более минималистичную версию. Слышал эти ремиксы?

Нет.

АУ: Ни одного?

Скоро послушаю!

Хорошо! Мне приятно, что ты их еще не слышал – значит, они еще не попали в интернет, что несколько удивительно!

Я даже еще subHuman не скачивал.

АУ: И не советую  этого делать. Просто говорю, что  ты обычно одним из первых узнаешь все новости. (ухмыляется)

(смех)

Так что если ты не знаешь ничего о них, то секрет еще  не раскрыт.

Последний раз, когда  я возвращался домой с интервью, мне на телефон сыпались сообщения, что альбом уже выложен в интернет. Но я отказался, потому как качество было плохое, я ждал реального релиза, чтобы насладиться им. Вы сделали прекрасный ремикс для Nitzer Ebb. Чей женский голос на бэк-вокале? Можете сказать?

АУ: Может, ТЫ мне скажешь? (ухмыляется)

Нет. Потому и спрашиваю! (смех)

АУ: Не узнал? Тогда не скажу! (снова ухмыляется)

Так это кто-то, кого я знаю?

АУ: Возможно...

Хорошо, я послушаю еще раз.

АУ: Да, послушай еще... это кое-кто, кто уже работал  с Recoil. В любом случае, тебе придется выяснить. Кое-что из неизданного. Ты не услышишь этот голос в ранее изданных вещах. Но я работал с ней некоторое время назад и потом использовал записи в этом ремиксе. Ну ладно, это голос Тони Халлидей!

Ах, Тони Халлидей! Я  только помню, что Вы записывали Мэгги  Эстеп для Punished Mix, но не использовали до этого ремикса.

АУ: Такое часто  случалось и при создании сета, мы использовали части одного ремикса  в других. Вокал из одного трека, а ритм или еще что из другого. Так что, все, что Вы услышите завтра, по большей части - Recoil, но это не будет привычный Recoil. Так все и работает, это - живой сет. Достаточно интересно, почти как коллаж.

В основном, каждое шоу  достаточно уникально, в каждом городе приглашены разные гости. Это хорошо и плохо одновременно. Интересно  наблюдать изменения. Но, с другой стороны, многих это расстраивает, так как они хотят, к примеру, увидеть Дагласа МакКарти, а его нет. Вы записывали вокальные партии? Может, планируете что-то вроде Selected Live?

АУ: Ну, я думаю, он еще появится на паре шоу. Мы пытаемся договориться ним о Праге и  Будапеште... и, возможно, запишем его. Мы не записывали аудио, но сняли его на видео. И, думаю, может, запишем его голос в Праге, не исключено, что с помощью Игоря Дворски. Игорь справится. Будут еще вокалисты на других шоу.

Мне кажется, было бы интересным записать вокалистов и выпустить пару треков.

АУ: В основном, люди заняты своими проектами, а не совместными  выступлениями со мной. Сложно договориться с ними. Может, Джо (Ричардсон) присоединится  к нам в Америке, он был не прочь. Николь Блэкмэн, возможно появится на каком-нибудь шоу… Но вокалистам несколько сложно подстроиться, потому что они исполняют не целиком песни, а их отрывки под несколько измененную музыку. Вы поймете идею завтра на шоу.

Я планирую посетить три шоу.

АУ: Где еще?

В Кельне и Праге.

АУ: В Праге должно быть замечательно шоу, там большой экран. Игорю достанется восьмиметровый гигант.

Так Вы не возите оборудование с собой? Я думал, Вы привезете  свой экран.

АУ: Нет, мы полагаемся на промоутеров в этом деле. И  настаиваем на высочайшем качестве. Но все площадки разные – на какой-то Вам достается большой экран, на какой-то нет. В Гамбурге у нас будет действительно большой экран в церкви. Получится хорошая комбинация в паре с церковной обстановкой, должно быть впечатляюще. Так ты собираешься в Прагу, Кельн, еще куда?

Берлин!

АУ: Берлин! Я ничего не знаю о площадке в Кельне. Может, ты знаешь?

Нет. Никогда не был  там.

АУ: Мне кажется, это  хорошо известное место, так что  увидим. На некоторые шоу билеты продаются хорошо, на другие – не очень. Мюнхен немного проблемный, но все наладится.

Аудитория на шоу  в Hansa Tonstudios будет одной из самых  маленьких – около 500 человек.

АУ: 600.

Мне кажется, самая  красивая площадка – в церкви в  Гамбурге.

АУ: Наверно! Звук должен оказаться очень хорошим, обволакивающим.

У нас есть подобная площадка в Вене. Церковь, которая  используется для подобных мероприятий. Некоторые артисты уже выступали  там, Тори Эймос всегда играет там  на своем пианино Bösendorfer. Может, и Вы однажды приедете в Вену. (смех) Я думаю, наберется человек 50, знающих Recoil.

АУ: Да, Вена. В том  и проблема – билеты продавались  бы медленно, думаю. В Германии и  Швейцарии билеты продаются медленно. В Цюрихе тоже, там хорошая площадка,  но она немного великовата, так что придется потрудиться, чтобы продать билеты.  Но все будет хорошо.

Ладно, пора заканчивать… Кажется ли Вам Selected чем-то вроде  завершающей главы, итогом всей предыдущей работы?

АУ: Нет, не совсем. Просто был подходящий момент для этого  – я не осознавал, что проекту 25 лет, можете поверить? Так что приятно, с этой точки зрения. И нет, я продолжу работу над новым материалом, посмотрим, к чему это приведет.

Так мы можем ожидать  новый альбом?

АУ: О да, только не знаю когда… Я только начал. Начал работу над новым материалом, уже была пара треков, а потом началась вся эта история с Selected, и работа над новым альбомом остановилась. Но я продолжу после тура. Но сначала Чемпионат Мира (по фтуболу)! А затем снова к работе…

Спасибо Вам за интервью…  Мне кажется, я единственный, кто  не спросил у Вас не единого вопроса о Depeche Mode, да?

АУ: Скорее всего! Я  думаю, да. Обычно задают много подобных вопросов.

Есть еще один вопрос от Fabe (Стив Фабиан) для Вас: «Приходила ли Вам в голову идея съесть банан  на сцене?»

АУ: Хааа! Был случай с бананом в Барселоне! Я подарил банан кому-то из аудитории. (все смеются) Ладно, Томас… Увидимся завтра.

Оригинал интервью на английском: www.Recoil19.net
Перевод на русский: © ZootCatchy для Recoil.depeche-mode.ru